?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Древних Укров придумал Чацкий в 1801 году
zhenziyou
Польский историк Тадеуш Чацкий в маленькой заметке О nazwisku Ukrainy і początki kozaków («О названии Украины и начале козаков» (журнал "Новый дневник Варшавский", 1801 год, том 4, стр. 32-40) сделал вброс:
"Украину или землю, по обеим сторонам Днепра лежащую, можно бы назвать отчизной Укров.
Эта орда варварских Славян, как и другие под разными названиями, но с таким же языком и обычаями, пришла в Европу из Заволжских областей, а перешедши Днепр в первых от рождества Христова веках, осела частично в древней Сарматии..."

Но через несколько строк отыграл обратно:
"Имя Украины новое: не переходит последних лет XV века. При Александре (Александр Ягеллончик) называлась pusta kraina (пустая земля, пустошь) , потом Украина. Король Стефан пограничные земли с Турком называл Украиной."
В примечании указано: "До правления Сигизмунда I нигде в актах я не читал упоминания слова Украина"

В 1811 году в журнале "Улей", который издавал В.Г. Анастасевич, был напечатан перевод вышеупомянутой статьи, на всякий случай рядом с Украми в скобках написаны Угры - вероятно, чтобы смягчить неординарность концепции.

Кликабельно

Ukry_Chatsky
Ukry_Chatsky_Rus


  • 1
(Deleted comment)
да, там у него много интересного, например, эпизод про укромову:

"Кроме того, железнодорожные служащие гетманского царства поделались такими «украинцами», что на вопросы, обращенные к ним на русском языке, совсем не отвечали.

Я, например, хотел от них узнать, идет ли этот эшелон и далее, из Белгорода. Мне пришлось подходить к целому ряду вагонов, но ни один из железнодорожников на мой вопрос ни слова не ответил. И только позже, когда я, истомленный, проходил обратно рядом с этими вагонами, один из них подозвал меня и предупредил, чтобы я ни к кому не обращался со словами «товарищ», а говорил бы «шановний добродiю», в противном случае я ни от кого и ничего не добьюсь.

Я поразился этому требованию, но делать было нечего. И я, не владея своим родным украинским языком, принужденно должен был уродовать его так в своих обращениях к окружавшим меня, что становилось стыдно...

Над этим явлением я несколько задумался; и, скажу правду, оно вызвало во мне какую-то болезненную злость, и вот почему.

Я поставил себе вопрос: от имени кого требуется от меня такая ломота языка, когда я его не знаю? Я понимал, что это требование исходит не от украинского трудового народа. Оно — требование тех фиктивных «украинцев», которые народились из-под грубого сапога немецко-австро-венгерского юнкерства и старались подделаться под модный тон. Я был убежден, что для таких украинцев нужен был только украинский язык, а не полнота свободы Украины, и населяющего ее трудового народа. Несмотря на то что они внешне становились в позу друзей независимости Украины, внутренне они цепко хватались, вместе со своим гетманом Скоропадским, за Вильгельма немецкого и Карла австро-венгерского, за их политику против революции. Эти «украинцы» не понимали одной простой истины: что свобода и независимость Украины совместимы только со свободой и независимостью населяющего ее трудового народа, без которого Украина ничто... "

  • 1