?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Роза Люксембург об украинском национализме и большевиках
zhenziyou
Роза Люксембург_1_0
Конечно, без помощи германского империализма, без «германских ружейных прикладов в германских кулаках», как писал Каутский в «Neue Zeit», Любинские и другие Шуфтерле (разбойник из драмы Шиллера "Разбойники") на Украине, также как Эрихи и Маннергеймы в Финляндии и балтийские бароны, никогда не справились бы с социалистическими пролетарскими массами своих стран. Но национальный сепаратизм был троянским конем, в котором немецкие «товарищи» со штыками в кулаках проникли во все эти страны. Реальные классовые противоречия и соотношение военных сил привели к германской интервенции.

Но большевики предоставили идеологию,  которая маскировала этот поход контрреволюции, усилили позиции буржуазии и ослабили позиции пролетариата. Лучшее доказательство — Украина, которой довелось сыграть столь роковую роль в судьбах русской революции. Украинский национализм в России был совсем иным, чем, скажем, чешский, польский или финский, не более чем просто причудой, кривляньем пары дюжин мелкобуржуазных интеллигентиков, без малейших корней в экономике, политике или духовной сфере страны, безо всякой исторической традиции, ибо Украина никогда не строила ни нацию, ни государство, без всякой национальной культуры, если не считать реакционно-романтических стихотворений, и не была способна стать политическим образованием без подарка на Крестины в виде «прав народов на самоопределение».


  • 1
Поэтому надо влить новую душу в русина – вот в чем главная задача поляков.
Эта душа да будет от Запада. Пусть малороссы своею душою соединятся с Западом и только внешним церковным обрядом с Востоком. Тогда Россия отодвинется в свои узкие пределы великорусского племени, между тем как на Днепре, Дону и Черном море возникнет нечто другое. Тогда, быть может, малорусская Украина возвратится к братству с Польшей против России.
А если бы это и не сбылось, и в таком случае в тысячу раз лучше Малороссия самостоятельная, нежели Малороссия российская. Если Гриць не может быть моим, и в таком случае пусть будет ни моим, ни твоим.
Из этого проистекает для поляков указание: не только не препятствовать национальному развитию самостоятельной Украины, но, наоборот, всячески поддерживать украинский сепаратизм и укреплять среди малорусов церковную унию с Римом» (А.Tarnowski, ks W.Kalinka, Krakow 1887, стр. 167 – 170).

В заключение позвольте привести ещё одну цитату, на этот раз самого настоящего австрийца, Франца Стадиона фон Вартгаузена, который с 1846 по 1848 годы занимал пост губернатора Галиции и требовал от русинов, чтобы они отказались от национального единства с остальной Русью и начали развивать свою культуру как самостоятельную, обуславливая этим получение галицкой элитой помощи Габсбургов:

«Вы можете рассчитывать на поддержку правительства только в том случае, если захотите быть самостоятельным народом и откажетесь от национального единства с народом вне государства, именно в России, то есть если захотите быть рутенами, не русскими. Вам не повредит, если примете новое название для того, чтобы отличаться от русских, живущих за пределами Австрии. Хотя вы примете новое название, но все-таки останетесь тем, чем вы были».
А вот теперь расскажите-ка мне о древних (прото-)украх, победивших персидского царя Дария и попутно вырывших Чёрное море, украинцах Тутанхамоне, Будде и Чингисхане и прочем восхитительном бреде «историка» кандидата психологических наук Валерия Бебика, который теперь принимают за чистую монету абсолютное большинство т. н. украинцев, и мы вместе посмеёмся.


Edited at 2016-06-05 11:33 am (UTC)

По доносу мазепинца Хомяка, будто-бы крестьяне сами пригласили русскихъ въ деревню, австрійцы повЪсили 16 человЪкъ, въ томъ числЪ одну женщину. Крестьянина Цыгана взяли съ собой, мучили четыре дня, а когда подошли русскія войска, звЪрски убили.

Знакомый фельдфебель, придЪленный къ канцеляріи штаба командира корпуса, сообщилъ мнЪ, что мазепинцы прямо заваливаютъ канцелярію письмЪнными доносами. Знакомый почтовый чиновникъ разсказывалъ, что черезъ его руки ежедневно проходили сотни открытыхъ мазепинскихъ писемъ, приблизительно слЪдующаго содержанія: "Считаю своимъ гражданскимъ долгомъ сообщить, что слЪдующія лица... являются рьяными руссофилами".
Мазепинскія и польско-еврейскія газеты (особенно „Wiek Nowy" и „Gazeta Wieczorna") почувствовали, что наступило время расправы съ той частью русскихъ галичанъ, которые, несмотря на всякаго рода преслЪдованія, остались вЪрными своей русской нацiональности.
Вся эта печать сразу подняла неистовый крикъ: "ВсЪхъ "руссофиловъ" слЪдуетъ предать суду! ВсЪхъ ихъ слЪдуетъ перевЪшать!"
ВсЪхъ узниковъ привлекли къ военному суду станиславовской дивизіи, пребывавшему въ то время въ МискольчЪ. Конкретной вины не доказали никому. Все сводилось къ вопросу: „что такое „руссофилы" и „украинцы" и почему первые не желаютъ называть себя „украинцами"?

Во время обыска тотъ-же жандармъ Чехъ избилъ арестованныхъ женщинъ и конфисковалъ домашнюю библіотеку, а помогалъ ему при этомъ позорномъ дЪлЪ сынъ мЪстнаго священника, „украинскій" студентъ...

Сотни и тысячи таких вот свидетельств прошли перед моими глазами. Эти скупые строки показывают нам, потомкам, великий момент – момент становления української нації. Читая, прямо таки видишь, как рождается на свет тысячелетний великий народ призванный сокрушить русский мир. Какая тонкая тщательная работа с населением! Какие трогательные традиции стукачества!



Но не это меня потрясло! Нет! При всей своей значимости, истории, подобные этим, всего лишь рутина, все лишь кропотливый каждодневный труд. С кровью, потом и стукачеством рождается украинец. Но следующая история меня потрясла… Я рыдал, поливая клавиатуру горючими слезами! Вот она, читайте внимательнее в эти строки:

Когда же въ 1914 г. началась война и пошли повсемЪстные аресты виднЪйшихъ русскихъ людей, этимъ случаемъ опять воспользовались украинофилы для устраненiя ненавистныхъ имъ "руссофиловъ". Въ этихъ видахъ они услужливо доносили и указывали австрійскимъ властямъ — кого нужно арестовать, какъ опаснаго „москвофила".

Такимъ образомъ были арестованы и вывезены въ Талергофъ слЪдующіе мЪстные русскіе крестьяне:
1. Андрей Алекс. Кобылецкій, предсЪд. читальни,
2. Герасимъ Веселовскій,
3. Семенъ Ник. Малецъ,
4. Петръ Ив. Вусъ,
5. Григорій Мих. Смукъ,
6. Антонъ Веселовскій,
7. Янголевый,
8. Гавріилъ Мих. Соймовскій,
9. Иванъ Пантел. Малецъ,
10. Иванъ Тимоф. Каспришинъ и
11. Герасимъ Мих. Смукъ — причемъ большинство ихъ умерло въ ссылкЪ.

ПослЪдній изъ нихъ, Герасимъ Смукъ, палъ жертвою собственнаго доносительства. Какъ темное орудіе украинофильскихъ агитаторовъ, отправился онъ уже послЪ ареста перечисленныхъ лицъ въ Мостиска, чтобы сдЪлать въ староствЪ доносъ еще на нЪкоторыхъ своихъ односельчанъ. По пути встрЪтился онъ, однако, съ жандармомъ, который арестовалъ его тоже, а тамъ постигла его общая участь другихъ арестованныхъ: онъ былъ сосланъ въ Талергофъ, гдЪ и умеръ отъ тифа.

Генерал-Майор Франц Римль о русских Галичины (1915)

ВпечатлЪнiя и наблюденiя, собранныя мною послЪ освобожденiя Львова, въ качествЪ коменданта города. 22 iюня — 27 iюля 1915 г.


Галицкие Pycскie раздЪляются на двЪ группы: а) руссофиловъ (Russofil. Stuatsfeinliche und Hochverrater) и б) yкpaинофилoвъ (0esterreicher).

Русской пapтieй руководитъ депутaтъ Марковъ; принадлежатъ къ ней д-ръ Дудыкевичъ, Семенъ Вендасюкъ, Колдра, д-ръ Глушкевичъ, д-ръ Coхoцкiй, Maлецъ и др. Ихъ стремленiя общеизвЪстны: окончательное соединенiе съ Рoccieй и православiемъ.

Еше до объявленiя войны эта партiя занималась изменой, на что я неоднократно безрезультатно обращалъ вниманie.

Военныя событiя были лучшимъ доказательствомъ, что эта партiя еще въ миpнoe время работала сообща съ врагомъ въ направленiи созданiя благопрiятныхъ условiй къ соединенiю Вост. Галичины съ Poccieй.

Во ЛьвовЪ организовалась русская радикальная партiя подъ руководствомъ д-ра Дудыкевича въ "Народномъ СовЪтЪ", съ цЪлью служить россiйскому правительству, подъ покровительствомъ гр. Бобринскаго, при руссификацiи края и распространенiи православiя.

Въ составЪ "Народнаго СовЪта" входили также австрiйскiе государственные чиновники, какъ напр. совЪтникъ мЪсн. вЪдомства Кавимiръ Тиховскiй, госуд. прокуроры Третьякъ и Сивулякъ. Въ виду изложеннаго лишними являются дальнейшiя доказательства, что русскie (russofil.) являются государственными измЪнниками; следовало бы ихъ не содрогаясь уничтожить. Если вообще возможно русскихъ (russofil.) исправить, то это возможно единственно при примЪненiи средствъ безпощадного террора.

Проявляющiеся часто взгляды на партiи и лица („умЪренный руссофилъ") принадлежатъ къ области сказокъ: мое мнЪнie подсказываетъ мнЪ, что всЪ "руссофилы" являются радикальными и что слЪдуетъ ихъ бeзпoщадно уничтожать.

Украинцы являются друзьями Австрiи и подъ сильнымъ руководствомъ правительственныхъ круговъ мoгутъ сделаться честными aвcтpiйцaми. Пока что украинская идея не совсЪмъ проникла въ русское простонародье, тЪмъ мeнЪe замЪчается это въ россiйской УкраинЪ.

При низкомъ уровнЪ просвЪщенiя украинскаго мужика не слЪдуетъ удивляться, что матерiальныя соображенiя стоятъ у него выше политическихъ соображенiй. Воспользовались этимъ Россiяне во время оккупацiи и такимъ образомъ перешли нЪкоторыя украинскiя общины въ руссофильскiй лaгерь.

СдЪдуетъ, однaко, признать украинцамъ, что такiе случаи были рЪдки и что въ концЪ концовъ украинцы остались вЪрными австрiйскому царствующему дому.

«К сожалению, их культура из-за исторических причин слишком разнится от нашей. Ведь галичане живут объедками от немецкого и польского стола. Уже один язык их выразительно это отображает, где на пять слов четыре польского и немецкого происхождения.
Затем, среди них много узких фанатиков, в особенности в смысле исповедания идеи ненависти к России. Вот такого рода галичане и были лучшими агитаторами, посылаемыми нам австрийцами. Для них неважно, что Украина без Великороссии задохнется, что ее промышленность никогда не разовьется, что она будет всецело в руках иностранцев, что роль их Украины – быть населенной каким-то прозябающим селянством. Тут, кстати сказать, эта ненависть разжигается униатскими священниками».

Идеологами и вдохновителями украинского сепаратизма, той самой мазепинщины, на землях Малороссии и Слобожанщины, где испокон веков жили южные русские, составлявшие единый этнос с русскими Великой и Белой Руси, были профессор поляк Михаил Грушевский, вне всякого сомнения, лидер галицкого украинства начала XX века, и… австриец фон Хётцендорф. Последний, кстати, возглавлял Генштаб Австро-Венгрии накануне и во время Первой мировой войны.
Духовным лидером галицкого украинства и украинствующих начала – первой половины прошлого века был униатский митрополит поляк Шептицкий (запомним это имя!).
В числе других более или менее видных деятелей галицкого украинства довоенного времени из Галиции и Лодомерии следует назвать выходцев из семей униатских священников Трилёвского (Трильовского) и Цегельского – прадеда одного из нынешних лидеров украинских либеральных фашистов Тягнибока. Как аукнулось, так и откликается!
Между прочим, в годы Первой мировой войны Логин Цегельский был членом и одним из основателей украинских организаций — т. н. Главной украинской рады, Всеобщей украинской рады, Боевой управы украинских сичевых стрельцов, которые с территории Австро-Венгрии и Турции вели против России диверсионно-пропагандистскую работу на деньги австрийской и немецкой разведок.
Это именно о них, галицких польско-еврейских радетелях, отцах украинства, много лет спустя скажет лидер чешских национал-демократов Крамарж (из интервью берлинскому «Рулю»):

«Современное украинство – особенное политическое дитя, которое имеет многих отцов. Как мне признался польский политический деятель Дмовский, поляки числятся в числе отцов украинства. Они хотели этим отплатить России за её враждебное отношение к полякам в предвоенную эпоху. В числе отцов стоят и немцы. Возможно, что сочувствуют украинству и англичане».

Кстати, под определение «враждебное отношение к полякам в предвоенную эпоху» легко подпадают три раздела Речи Посполитой между Пруссией, Россией и Австрией, имевшие в последней четверти XVIII столетия.
Разумеется, и в самой Малороссии (как, впрочем, и в других южных русских губерниях) в это же самое время, в условиях тотального отсутствия какой-либо разъяснительной работы и пропаганды со стороны прорусских, славянофильских организаций, украинский малороссийский сепаратизм, мазепинщина, расцветает пышным цветом. В числе здешних лидеров и проводников украинского сепаратизма из этого времени следует назвать, прежде всего, Михаила Драгоманова (родной дядя Леси Украинки), Владимира Винниченко и Бориса Гринченко.
На идеях мазепинщины сделал политическую карьеру и бывший бухгалтер из Москвы небезызвестный Симон (он же Семён Васильевич) Петлюра, самый что ни на есть настоящий малороссиянин с корнями из Полтавской губернии.
Германские оккупационные войска в Киеве. Март 1918 года
Обратите внимание на вывески. На русском языке

Развал русского фронта в результате Февральской революции и октябрьского большевистского переворота 1917 года привёл к немецкой оккупации Малороссии (в марте месяце 1918 года немцы были уже в Киеве) и разгулу петлюровщины – события, нашедшие отражение в романе Михаила Афанасьевича Булгакова «Белая гвардия» 1924 года.
Де-факто оккупация Малороссии была обусловлена действиями представителей т. н. Центральной рады Украинской Народной Республики (УНР), подписавшими 27 января/9 февраля 1918 года сепаратный мирный договор с Германией и Австро-Венгрией. А незадолго до того войска рады подавили восстание киевских большевиков.
Ко времени немецкой оккупации Малороссии относится и активное внедрение германскими оккупационными властями (при не менее активной поддержке местных националистических кругов) т. н. мовы, призванной заменить собой южнорусский диалект великорусского языка, до сих пор известного как суржик. Вот как описывает это событие сам Булгаков:

«- Сволочь он, - с ненавистью продолжал Турбин, - ведь он же сам не
говорит на этом языке! А? Я позавчера спрашиваю этого каналью, доктора
Курицького, он, извольте ли видеть, разучился говорить по-русски с ноября
прошлого года. Был Курицкий, а стал Курицький... Так вот спрашиваю: как
по-украински "кот"? Он отвечает "кит". Спрашиваю: "А как кит?" А он
остановился, вытаращил глаза и молчит. И теперь не кланяется.
Николка с треском захохотал и сказал:
- Слова "кит" у них не может быть, потому что на Украине не водятся
киты, а в России всего много. В Белом море киты есть...»

Оказавшись не у дел вследствие развала Российской Империи в это время к украинству – украинскому сепаратизму, мазепинщине – по самым разным мотивам и причинам примыкают бывшие царские офицеры Скоропадский, Шандрук, Лигнау и другие.
Венцом политической карьеры бывшего свитского генерала, командира 1-й гвардейской кавалерийской дивизии и, уже под конец Первой мировой войны, 34-го армейского корпуса Павла Петровича Скоропадского стал номинальный пост гетмана всея Украины, учреждённый под протекторатом всё тех же германских оккупационных властей. Скоропадский пришёл к власти на немецких штыках, в результате военной операции, по всем признакам подпадающей под определение «государственный переворот», следствием которого был роспуск Центральной рады, в которой тогда вовсю верховодил тогдашний лидер украинских сепаратистов вышеупомянутый профессор «матёрый украинец» поляк Михаил Грушевский.
А ещё в результате этого переворота на свет появился т. н. Второй Гетманат, он же Украинская держава.
Пробыв на посту гетмана всего несколько месяцев 1918 года (с апреля по декабрь, причём за это время он успел встретиться в Спа с самим кайзером Вильгельмом), Скоропадский был тайно эвакуирован своими новыми хозяевами в Германию.
К слову сказать, младший товарищ и тёзка Скоропадского, бывший штабс-капитан, выходец с Волыни Павел Феофанович Шандрук сделает головокружительную карьеру, дослужится в итоге до чина генерал-полковника т. н. Украинской народной армии, УНА (бригадефюрера СС) и возглавит широко разрекламированную усилиями нынешних украинских ультранационалистов добровольческую дивизию СС «Галичина».
В 1918 году на ниве украинского сепаратизма, судя по всему, приносившего тогда весьма неплохие политические дивиденды, подвязались, в числе прочих, и поляки. Одним из таких украинских политических деятелей польского происхождения был журналист Степан Витвицкий, член Национального Совета т. н. Западноукраинской Народной Республики (ЗУНР) и, впоследствии, президент т. н. Украинской Народной Республики (УНР) и Председатель т. н. Совета Народных Министров УНР. И то и другое как бы в изгнании. Столица самопровозглашённой ЗУНР кочевала из Львова (Лемберга) в Тернополь, а затем в Станислав.
ЗУНР была формальным антиподом т. н. Украинской Народной Республики (УНР) со столицей в Киеве, выделившейся из состава РСФСР в январе 1918 года (с 10/23 июня 1917 года т. н. «автономная Украина» в составе России Временного правительства), что, однако, не помешало их объединению уже через год, в январе 1919 года.

В сетях польской пропаганды


Для того, что бы понять каким быть это влияние, сделаем небольшой экскурс в историю политического движения поляков Малороссии.


В правобережной Малороссии в пер­вой четверти позапрошлого столетия Российская империя сама способствовала возникновению псевдонационализма, отдав народное про­свещение на откуп полякам. В 1803 году был образован Виленский учебный округ из 8 губерний (Виленской, Витебской, Гродненской, Минской, Могилевской, Киевской, Подольской и Волынской) – то есть областей, присоединённых к России при разделах Речи Посполитой. Попечителем этого округа до 1823 года состоял личный друг Императора Александра I князь Адам Ежи Чарторыйский, совмещавший эту должность в первые четыре года сперва со званием помощника государственного канцлера, а потом и с должностью министра иностранных дел.В результате основным языком обучения остался польский. Русский преподавали только по желанию учащихся.



Политическая же биография Адама Чарторыйского была такова. В 1792 году он участвовал в рядах польской армии в боевых действиях против русских войск, после чего сбежал в Англию. Узнав о восстании Тадеуша Костюшко, он хотел было возвратиться на родину, но в Брюсселе по распоряжению австрийских властей был арестован. В 1805 году Чарторыйским был официально выработан план восстановления польско-литовского государства в политической унии с Россией. В 1815 году этот «попечитель учебного округа» участвовал в Венском конгрессе в качестве негласного защитника Великого Герцогства Варшавского. Во время польского восстания 1830-31 годов Адам Ежи – уже председатель Национального правительства. Уже из одного этого видно, что Виленский учебный округ находился в «надёжных» руках.


Неудивительно, что одно из наиболее престижных учебных заведений Малороссии, Базилианское (униатское) училище в городе Умани Киевской губернии, стало центром польского национализма. В нём учителя-поляки учили, что Россия — за Днепром, а здесь Украина, населённая особой ветвью польского народа — украинцами. Один из учеников этого училища, ополяченный малоросс Духинский, впоследствии выступил с целой «научной» гипотезой, сплетённой из польских политических и исторических мифов. По утверждению Духинского, «москали» (великороссы) – не славяне, а родственный монголам народ, который несправедливо присвоил себе русское имя.


Так вот, новые друзья Кулиша были выпускники этого самого Базилианского училища. Поэтому не стоит удивляться, что вскоре Пантелеймон Александрович отчётливо почувствовал себя украинцем, стал писать рассказы по истории Малороссии, добавляя в них, по мере возможности, пропольские мотивы. Так, он пишет на русском языке исторический роман «Михайло Чарнышенко…», стихотворную историческую хронику «Украина» и рассказ-идиллию «Орися». В тот момент Кулиш идентифицирует себя как литературного сепаратиста, считающего, что литература на народном языке Южной Руси не только обогатит общерусскую литературу, но и, возможно, задаст в ней основной тон.



И если в 1857 году Пантелеймон Александрович издает не только первый роман на украинском языке «Чёрная рада», но и грамматику, прозванную впоследствии «кулишовкой», основной принцип которой звучал «как слышится, так и пишется», – то десятилетие спустя Кулиш публично откажется от своего детища. «Клянусь, — писал Кулиш галичанину Омеляну Партицкому, — что если ляхи будут печатать моим правописанием в ознаменование нашего раздора с Великой Русью, если наше фонетическое правописание будет выставляться не как подмога народу к просвещению, а как знамя нашей русской розни, то я, писавши по-своему, по-украински, буду печатать этимологической старосветской орфографией. То есть мы себе дома живём, разговариваем и песни поём не одинаково, а если до чего дойдёт, то разделять себя никому не позволим. Разделяла нас лихая судьба долго, и продвигались мы к единству русскому кровавой дорогой, и уж теперь бесполезны людские попытки нас разлучить».

Краткий словарь польских заимствований в украинском языке


Анатолий Железный: "Происхождение русско-украинского двуязычия на Украине"


Прежде чем представить очень краткий и поверхностный словарь польских заимствований в украинской лексике, хочу еще раз обратить внимание читателей на полную научную несостоятельность современной теории украинских филологов о возникновении украинского языка.

Собственно говоря, теории как таковой, нет. Есть лишь утверждение, что украинский язык был всегда, по крайней мере, уже в начале нашего летосчисления он был "межплеменным языком". Иначе говоря, поляне, дулебы, дреговичи, уличи, древляне, северяне, вятичи и радимичи общались между собой на украинском языке. А загадочное отсутствие древних письменных памятников на украинском языке украинские филологи объясняют тем, что с самого начала письменности на Руси будто бы возникла и дискриминация украинского языка: писари, летописцы и прочие "книжные" люди ни за что не хотели использовать свой родной украинский язык, стеснялись его. Не ценили, так сказать, "рідну мову". Наличие же в современном украинском языке множества полонизмов они объясняют не элементарным и очевидным ополячиванием, а унаследованным параллельно с поляками лексическим фондом от древних полян.


Все эти взгляды даже в самой малой степени не соответствуют историческим реалиям.


На самом деле слов, которые мы сейчас называем полонизмами, в русском языке никогда не было, так же, как не было их и в языке предков поляков - ляхов: ляхи разговаривали тогда на таком же славянском языке, как и поляне, и новгородские словене, и радимичи, и вятичи, и другие славянские племена. Лишь много времени спустя славянский язык древних ляхов, испытав на себе воздействие латыни и германских языков, стал тем польским языком, который мы знаем сейчас. Следовательно, все бесчисленные полонизмы, имеющиеся в нашем современном украинском языке, проникли в него сравнительно недавно, во времена польского владычества на землях будущей Украины. И вот именно эти полонизмы и сделали нынешний украинский язык столь отличным от русского. Добросовестный филолог никогда не станет оспаривать мнение В.М. Русановского, который писал, что "древнерусский язык далек от специфики современных украинских говоров, и нужно поэтому признать, что словарь последних во всем существенном, что отличает его от великорусских говоров, образовался в последнее время". В последнее время, панове украинские националисты, а не "в начале нашего летосчисления", во времена Овидия или даже библейского Ноя, как вы изволите утверждать. В последнее время - это при поляках!


Надо ли доказывать, что в языке ляхов-полян не было и не могло быть таких современных польско-украинских слов, как парасолька, запальничка, жуйка, багнет, жниварка, паливо, кава, цукерка, наклад, шпиталь, страйк, папір, валіза, краватка, виделка, вибух, гармата, білизна, бляшанка, готівка, збанкрутувати и т. п. и т. д. ? Нет, панове, славянорусский язык жителей древней южной Руси потому и стал со временем русско-польским диалектом, т. е. украинским языком, что впитал массу всевозможных полонизмов. Не будь польского господства, не было бы сейчас никакого украинского языка.

не совсем точный перевод, вот сканы страниц:
http://zhenziyou.livejournal.com/34834.html

а есть какой-нибудь пруф на полную речь этого Стадиона?

  • 1