?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry Share Next Entry
Роза Люксембург об украинском национализме и большевиках
zhenziyou
Роза Люксембург_1_0
Конечно, без помощи германского империализма, без «германских ружейных прикладов в германских кулаках», как писал Каутский в «Neue Zeit», Любинские и другие Шуфтерле (разбойник из драмы Шиллера "Разбойники") на Украине, также как Эрихи и Маннергеймы в Финляндии и балтийские бароны, никогда не справились бы с социалистическими пролетарскими массами своих стран. Но национальный сепаратизм был троянским конем, в котором немецкие «товарищи» со штыками в кулаках проникли во все эти страны. Реальные классовые противоречия и соотношение военных сил привели к германской интервенции.

Но большевики предоставили идеологию,  которая маскировала этот поход контрреволюции, усилили позиции буржуазии и ослабили позиции пролетариата. Лучшее доказательство — Украина, которой довелось сыграть столь роковую роль в судьбах русской революции. Украинский национализм в России был совсем иным, чем, скажем, чешский, польский или финский, не более чем просто причудой, кривляньем пары дюжин мелкобуржуазных интеллигентиков, без малейших корней в экономике, политике или духовной сфере страны, безо всякой исторической традиции, ибо Украина никогда не строила ни нацию, ни государство, без всякой национальной культуры, если не считать реакционно-романтических стихотворений, и не была способна стать политическим образованием без подарка на Крестины в виде «прав народов на самоопределение».


  • 1
1)Разговорная сельская "мова" исторически сложилась в оккупированной поляками Юго-Западной Руси в XV-XVII вв. Первыми ее вынуждено стали ис­пользовать Русские крепостные крестьяне Речи Посполитой. Приспосабливаясь к языку владевшего ими польского пана, они в общении с ним и его польской челядью постепенно перешли на разговорный русско-польский суржик, лишь намного позже получивший громкое название "украинского языка". В Х1Х-ХХ вв. поляки и фрондирующие образованцы Малороссии этот суржик усовершенствовали, мутировав в некое подобие литературно-научного языка, и стали писать на нем беллетристические, исторические, а впоследствии и свои квазинаучные произ­ведения. В Советскую эпоху ему был придан статус "дэржавнои мовы" на тер­ритории УССР, но искусственное его распространение в силу естественного неприятия со стороны населения очень скоро было ограничено официальной документацией да творчеством украиномовных писателей, издававшихся за го­сударственный кошт и никогда не читавшихся читателями, потому что от жи­вой малорусской речи их укр. яз. уже отличался, как небо от земли. Сегодня это различие доведено до полного абсурда
2)Первый, литовско-польский этап навязывания малорусскому народу другой национальной идентичности (XIV-XVI века), начался после татаро-монгольского погрома киевской Руси и был обусловлен претензиями на русское духовное наследство великого княжества Литовского, присоединившего большую часть русских земель, и Московского княжества, ставшего административным и духовным центром русского народа.

Возникшее противостояние особенно обострилось в XIV веке, когда русские князья объявили себя собирателями русских земель и в княжеском титуле появилось «всея Руси». Продолжалось оно и во времена Ивана Грозного и Смутного времени уже с объединённым польско-литовским государством, когда на межгосударственном уровне более ожесточенно спорили не по вопросу, кому и какие земли принадлежат, а кто и как именуется.

Непоколебимая позиция русских великих князей, а затем и царей на свое правопреемство во всех русских землях вызвало ответную литовско-польскую концепцию московского государства как не русской земли. В её обоснование появляется «Трактат о двух Сарматиях» Матвея Меховского (1517), в котором возникает государство «Московия» с проживающими там «московитами» без упоминания, что они русские. Эта концепция распространяется в польско-литовском обиходе, но усиление мощи и влияния русского государства заставляет их искать формы изменения идентичности теперь уже русских, оказавшихся после Люблинской унии (1 569) в едином польско-литовском государстве.

Решение этой задачи совпадает с усиливающимся наступлением католицизма на православие, и основные события разворачиваются на главном идеологическом фронте тех времен - религиозном. Власти Речи Посполитой и католические иерархи принимают решение, с целью подрыва русского единства, нанести удар по главной на то время духовной ценности Руси - её православной вере и пытаются силой навязать другую веру в виде Брестской унии (1 596). Против неё яростно сопротивляется православное духовенство и простой народ. Не добившись изменения веры у православного народа, поляки склонили к унии православных иерархов и аристократию, стремящихся влиться в польскую элиту, чем лишили православие материальной поддержки, и низвели его до «хлопского» уровня.

Одновременно начинается наступление на русский язык, он изгоняется из делопроизводства,а русское население заставляют пользоваться в присутственных местах исключительно польским.


Edited at 2016-06-10 07:18 am (UTC)

  • 1